Берта Моризо

БЕРТА МОРИЗО. ГАВАНЬ В ЛОРЬЯНЕ

 

БЕРТА МОРИЗО. ГАВАНЬ В ЛОРЬЯНЕ

1869 г. Национальная, галерея искусства, Вашингтон

Моризо — свояченица Эдуарда Мане (она была замужем за его братом Эженом) — участвовала практически во всех выставках импрессионистов. Но ее возможность работать на пленэре ограничивалась предрассудками того времени: женщине из приличного общества «слоняться» по улице в одиночку неприлично! Впрочем, полотна Берты Моризо — такие, как это, лиричное и нежное, — быстро заслужили высокую оценку товарищей по цеху.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. КОЛЫБЕЛЬ

 

БЕРТА МОРИЗО. КОЛЫБЕЛЬ

1872 г. Музей д’Орсе, Париж

Большинство произведений Моризо — домашние сценки, виды сада, ближайших окрестностей, портреты родных. «Колыбель» — одна из самых известных ее картин. Это портрет сестры художницы — Эдмы, тоже, кстати, одаренной яркими способностями, и ее дочки Бланш. Небольшие размеры полотна, колыбель, полностью скрытая полупрозрачным пологом от глаз зрителя — все это создает ощущение интимности, символизирует материнскую любовь и защиту.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. ПОРТРЕТ Г-ЖИ БУРСЬЕР И ЕЕ ДОЧЕРИ

 

БЕРТА МОРИЗО. ПОРТРЕТ Г-ЖИ БУРСЬЕР И ЕЕ ДОЧЕРИ

Ок. 1873 г. Бруклинский музей, Нью-Йорк

Уже на раннем этапе своего творчества Моризо пренебрегала догмами академизма — как, например, здесь: критики ругали незавершенный фон, непрописанные детали. Но для художницы на первом месте была возможность передать не красоты фона, а эмоциональную характеристику персонажей: например, мы явно чувствуем спокойствие и расслабленность женщины и настороженность ребенка, возможно, немного утомленного или напуганного позированием.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. ЧТЕНИЕ

 

БЕРТА МОРИЗО. ЧТЕНИЕ

1873 г. Художественный музей Кливленда

Это не столько портрет сестры художницы — Эдмы (хотя на полотне именно она), сколько придирчивое исследование процесса отражения света. Присмотритесь к белому платью девушки. Белое ли оно? Нет, благодаря естественному освещению и окружающим краскам природы оно начало переливаться сиреневыми, лавандовыми, розовыми, светло-зелеными оттенками! Лицо читающей передано почти схематично.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. ДОЧЬ ХУДОЖНИЦЫ ЖЮЛИ С НЯНЕЙ

 

БЕРТА МОРИЗО. ДОЧЬ ХУДОЖНИЦЫ ЖЮЛИ С НЯНЕЙ

Ок. 1884 г. Институт искусств Миннеаполиса

Жюли стала моделью для многих картин художницы. Можно сказать, что Берте Моризо повезло: став матерью семейства, она не распрощалась с живописью, как ее сестра. Супруг, дабы соблюсти приличия, часто сопровождал Берту на пленэр. Но большая часть ее картин создана дома. Хотя так ли это важно? Живые и теплые семейные сценки не менее привлекательны, чем пейзажи! Кстати, видите за окном в саду еще одного человека? Смутный силуэт за головой девочки.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. В СТОЛОВОЙ

 

БЕРТА МОРИЗО. В СТОЛОВОЙ

Ок. 1875 г. Национальная, галерея искусства, Вашингтон

С течением времени живопись Моризо становилась все более энергичной и жесткой. В своем стремлении «запечатлеть мгновение» она все меньше заботилась о прорисовке лиц, а фигуры почти «растворяла» в пейзаже или интерьере. Характерный пример — картина «В столовой», которая, тем не менее, оставляет ощущение спокойствия домашнего очага.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

 

БЕРТА МОРИЗО. ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

1879 г. Национальная галерея, Лондон

Несмотря на то, что катающиеся в лодке дамы одеты по последней моде, их фигуры почти сливаются с окружающим пейзажем — возможно, потому, что и костюмы женщин, и окружающая их природа написаны схожими «дрожащими» мазками и решены в общей голубовато-зеленой гамме.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. МОЛОДАЯ ДЕВУШКА С КЛЕТКОЙ

 

БЕРТА МОРИЗО. МОЛОДАЯ ДЕВУШКА С КЛЕТКОЙ

1885 г. Музей Ордрупгаард, Копенгаген

Художница смело обращается с цветом и светом: «отбрасывает» на щеку девушки красный рефлекс от ее кофточки, оттеняет синим складки одежды. А какая птичка сидит в клетке? Картина позволяет нам только гадать об этом, но некоторые ухитряются рассмотреть то ли зяблика, то ли щегленка.

 

 

 

БЕРТА МОРИЗО. РАЗВЕШИВАНИЕ БЕЛЬЯ ДЛЯ СУШКИ

 

БЕРТА МОРИЗО. РАЗВЕШИВАНИЕ БЕЛЬЯ ДЛЯ СУШКИ

1875 г. Национальная, галерея искусства, Вашингтон

Фигуры людей на полотнах Моризо часто обозначены одним-двумя мазками. Но при некотором удалении от полотна мы видим очень цельное и гармоничное произведение! Вспомним, что цель — передать не фотографически точное изображение, а «впечатление». А это достигается не формой.