Артур Фрэнк Мэтьюз

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ВЕСЕННИЙ ТАНЕЦ

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ВЕСЕННИЙ ТАНЕЦ

Ок. 1917 г. Смитсоновский музей американского искусства, Вашингтон

Творчество этого художника сложно отнести к какому-либо направлению — на его живописи сказалось влияние всех его учителей: тоналиста Уистлера, салонного академиста Жюля Лефевра и символиста Пьера Пюви де Шаванна. Несомненно и влияние японской гравюры — достаточно взглянуть на костюмы девушек, представленных на картине, и на изображение цветущего сада.

 

 

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ПОЛДЕНЬ. КИПАРИСЫ

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ПОЛДЕНЬ. КИПАРИСЫ

1905 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Разговор об импрессионистах и постимпрессионистах у нас пойдет позже, пока ограничимся замечанием о том, что эта солнечная и жизнерадостная картина перекликается с шедеврами Тулуз-Лотрека, Сезанна, Гогена... В «Кипарисах» видно также влияние восточной декоративности.

 

 

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. МОЛОДЕЖЬ

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. МОЛОДЕЖЬ

1917г. Оклендский музей Калифорнии

По примеру своего учителя Пюви де Шаванна Мэтьюз часто выстраивал композицию на холсте по образу и подобию античного фриза или помпейской фрески: действие развивается от одного края холста к другому, последовательность фигур формирует определенный ритм, создающий настроение. В данном случае динамика подчеркивается вихрем развевающихся, украшенных вышивкой одежд и линиями пейзажа, более напоминающего бумажную аппликацию.

 

 

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. КИПАРИСЫ МОНТЕРЕЯ, КАЛИФОРНИЯ

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. КИПАРИСЫ МОНТЕРЕЯ, КАЛИФОРНИЯ

1930 г. Музей искусств округа Лос-Анджелес

Практически утрачена грань между небом, покрытым белыми легкими облаками, и залитой солнцем земной поверхностью с пятнами выгоревшей травы и выглаженными ветром белесыми скалами. И только темные кипарисы, как огромные иглы, сшивают воедино небо и землю... Несмотря на почти «плакатное» изображение деревьев, картина дышит ощущением знойного летнего дня.

 

 

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ПЕСНЬ МОРЯ (ТРИ ГРАЦИИ)

 

АРТУР ФРЭНК МЭТЬЮЗ. ПЕСНЬ МОРЯ (ТРИ ГРАЦИИ)

1909 г. Музей изобразительных искусств, Сан-Франциско

К чему прислушиваются три женщины, замершие на берегу моря, что нашептывают им набегающие на берег легкие волны? В древности грациями именовали богинь красоты и изящества. Мэтьюз, осовременивая древний сюжет, представляет зрителю самому разбираться в символах и ассоциациях. Именно такая позиция характерна для художников-символистов, повлиявших на творчество американского мастера.